Перші неофіційні відомості про євреїв у П’ятці, датуються 14 століття. Саме тоді в П’ятці починають зявлятися євреї , що займалися ремісництвом та торгівлею. 

Найперша офіційна згадка про єврейську громаду в П’ятці датується 1775 роком. За переписом 1847 року П’ятківська єврейська громада нараховувала 877 чоловік. В 1870 році в містечці було усього 1983 мешканців, на той час 38 родин були єврейськими. Всього ж було 416 дворів, церква, синагога, 4 водяних млини, 12 магазинів, 74 ремісники. В цей час містечко належало панам Івановським, а потім роду Терещенків.

За переписом 1897 р. в селі на 2703 мешканця було 836 євреїв, це приблизно 31% від усього населення. В 1926 році був перепис населення за яким у П’ятці проживало 870 ортодоксальних євреїв. 

В селі зберігся єврейський цвинтар, останнє поховання на якому здійснене в 1929 році. На цвинтарі більше 20 нагробків мають написи на івриті, з багатьох могил камені видалені, так що зараз місцезнаходження багатьох могил визначити не можливо. Поховання на цьому місці здійснювалися з 1864 року. 

Найперші погроми єврейське населення містечка пережило під час більшовицького наступу на армію УНР та її польських союзників. 

Так, компрометуючи діяльність українського державницького діяча Симона Петлюри, в історичній пам’яті часів радянщини за ним закріпили знак й символ ненажерного антисемітизму і юдофобії. Та факти свідчать зовсім про інше.

Розсекречені архіви, фонди яких раніше приховувалися за сімома замками, проливають світло на жахіття, де центральними дійовими особами були саме більшовицькі бандити. Одним з таких епізодів стали, як би це скандально не прозвучало, саме єврейські погроми. За оцінками істориків у часи Громадянської війни частини червоних інтернаціоналістів здійснили 106 (8,5 % від загальної кількості) антиєврейських акцій, які супроводжувалися масовим насиллям. 

П’ятку з її численним єврейським населенням ці безчинства звісно ж не обійшли стороною. 

Найповніші свідчення з проблеми єврейських погромів містить відносно свіже видання Інституту слов’янознавства Російської академії наук «Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны. 1918 – 1922 гг.: Сборник документов» / Отв. ред.. Л.Б. Милякова, отв. сост.: Юзина И.А., Милякова Л.Б., при участии Середы В.Т. (Украина, европейская часть России), Розенблат Е.С., Еленской И.Э. (Белоруссия). – М.: «Российская политическая энциклопедия»

Містечко П'ятки (Пятка) Житомирського повіту Волинськой губернії. 

Сводка материалов Киевской комиссии Евобщесткома о погромах в м. Пятки Житомирского уезда Волынской губернии с марта 1919 по июнь 1920 г. с приложением записей рассказов потерпевших.

Не ранее 3 июля 1921 г. – датируется по содержанию документа.  …При отступлении поляков, в июне месяце 1920 г., наступающей кавалерией Буденного был устроен открытый грабеж еврейского населения м. Пятки, который сопровождался насилием над женщинами и убийством 4 чел. Отступление же армии Буденного прошло сравнительно спокойно, так как пятковские евреи, вполне разоренные, ничего не имевшие, никого не боялись.  Сопротивления бандитам за все время евреями оказано не было, так как местное христианское население враждебно относилось к вооружению евреев. Все эти ужасные события истрепали нервы пятковских евреев, нуждавшихся, все без исключения, как в поддержке моральной, так и в материальной… 

Местные органы власти заявляли в то время, что они бессильны бороться с бандитами. В отношение борьбы с погромами ничего не было сделано, соворганы никакой помощи погромленным не давали. Все население м. Пятки крайне истощено и нуждается в материальной поддержке. Все голодны, голы и босы. Дома и по сие время еще не приведены в порядок, полное отсутствие стекол.  Особенную нужду терпят вдовы и сироты, старики и старухи, дети. Они воспитываются только при поддержке до того обнищавшего населения. (Книга погромов. С. 397 – 398). 

Протоколы

Жительница м. Пятки Маня Янкелевна Шварц, 17 лет, грамотная, под судом не состояла и не состоит, находилась при бабушке Фрейде Нигельварг 70-ти лет, убитой бандитами буденновской кавалерии:  В средних числах июня 1920 г., при отступлении поляков и наступлении кавалерии Буденного, несколько человек зашло к нам в дом. Увидя меня, бандиты стали ко мне приставать и хотели меня насиловать. Тогда старуха бабушка моя подняла крик. Тогда они бросились к старухе и шашками изрубили ее. Я тогда удрала. Когда возвратилась в дом, бабушка лежала в луже крови мертвой.  Маня Шварц теперь без всяких средств осталась и без приюта. 

Житель м. Пятки Мойсей Стырман 11 лет, неграмотный, круглый сирота. Остался с братиком Иделем 10 лет. Показал следующее: в июне месяце 1920 г. (день не помню) в местечке было тревожно, так как заехали бандиты из кавалерии Буденного. Отец мой Янкель, мама Гуся и я с братиком моим отправились в Коровинцы – село, находится в 6 верстах от местечка – к одному крестьянину, у которого мой покойный папа работал: был папа столяр.  В местечке на встречу нам бандиты ехали верхом при оружии. Тогда я зашел в дом к родственнику, мама с братиком зашли в дом к знакомым, папа же остался на улице. Эти бандиты подошли к папе и начали его избивать и в конце концов убили его. Мама, услыша крик папы, подбежала к папе, который неистово кричал. Бандиты, увидя мать мою, убили и ее, теперь я с братиком остались круглыми сиротами, питаемся подаянием. Голые, босые, голодные, без приюта, у кого днюем, у того не ночуем. 

Моисей Стверман (так в тексте), а за него неграмотного расписался Лейва Китнер  Житель м. Пятки Лейва Китнер 20 лет, холост, грамотен, под судом не состоял и не состоит, показал следующее: в июне 1920 г. был я свидетелем того, как бандиты из кавалерии Буденного убили Янкеля и Гусю Стверман. В м. Пятке стало тревожно: въехала часть кавалерии Буденного.  Несколько бандитов подошли к Янкелю Стверману и начали его бить. Я стоял в сарае нашем и через щель наблюдал, как бандиты избивали Янкеля шашкой. Он поднял крик. Они продолжали рубить его шашкой, до тех пор, пока зарубили. На его крик прибежала жена его Гуся. Бандиты ее схватили и зарубили. Те кричали, а бандиты продолжали рубить шашками, пока те навеки не умолкли. 

Лейва Китнер  (Книга погромов. С. 400 – 401).  Житель Пятки Иосиф Мошкович Либерман – управляющий Пятковской аптекой:  …Во время наступления кавалерии Буденного в Пятку некоторыми бандитами этой армии был произведен грабеж, насилия над женщинами еврейскими и убийство 4 евреев. Эти звери с голыми шашками в руках разъезжали по местечку и по усмотрению своему предъявляли требования, и, в случае невыполнения их требований, подвергали евреев наказанию согласно личному усмотрению вплоть до лишения жизни. Причем нужно добавить, что все были пьяны. Один из них снял голову старой еврейке, причем кровью этой несчастной жертвы были облиты его руки. Казак этот в пьяном виде обратился ко мне в аптеку за оказанием ему помощи. Ему пьяному казалось, что он сам ранен. Я, приступая к перевязке, обмыл ему руку, но никакой раны, даже царапины, там не оказалось, и перевязки никакой не требовалось. Тогда лишь только он смекнул, что кровь эта чужая – жидовская. Вот что пережили пятковцы в те черные дни…  (Книга погромов. С. 404). 

Запал з яким червоні вчиняли погроми не зміг остудити навіть їхній воєнкомдив Шепелєв. За свої намагання припинити єврейський погром у Полонному він отримав від червоноармійців кулю… Документи про цей випадок були розсекречені ФСБ РФ у 1998 році та частково підготовлені до публікації російським журналістом Володимиром Марковчіним. 

В 1941 році єврейське населення села пережило ще жахливішу трагедію – Голокост.

Завантажити наступні 18 зображень